В глубинке доживают тихо: пенсионерка осталась один на один с онкологией

Фото: Александр Морозов

Умирать поедет туда, где работала

Бабушка говорит, что в субботу обещал приехать племянник, единственный родственник из Мирного. Вот бы река замерзла… Тогда он ее по льду на санках перевезет в Чекуевскую участковую больницу Онежского района. Когда-то она и сама там работала, а теперь займет койку для одиноких неизлечимых пациентов.

Я спросила, обследовалась ли Анна Ивановна в Архангельске. Сложных пациентов из глубинки местные врачи должны направлять в областной центр.

— Мне никто не предлагал, — говорит она. — Ни в Анциферовском бору (ближайшее крупное поселение, где находится больница. — Прим. ред.), ни в Онеге мне направление не давали. Врачи говорили: «Анна Ивановна, мы не можем понять, что с вами, кровь хорошая, давление в норме, температуры нет». Здоровая! Только худющая… Потом уже мне диагноз поставили — рак пищевода. В нашей деревне все померли, нас трое осталось, — говорит мне Анна Ивановна. — К доктору быстро не попадешь, никогда к нам из Анциферовского бора не приезжали врачи. Не обращаемся сами — значит, не болеем.

«Лечить уже поздно, но уход нужен»

Племянник Сергей подтвердил нам, что приедет. И хотел бы чаще бывать, но живет в другом районе, да и сам уже пенсионер — не тот возраст, чтобы легко подорваться. Еще и с переправой сложно. Сейчас до Пянтино не добраться.

— Долгое время с ней жил мой двоюродный брат, — говорит Сергей. — Умер от пневмонии. Скорая и в те времена не торопилась. «Как к вам добраться? Через реку? У-у-у…» Такое вот отношение. Когда плохо совсем ему стало, в Онегу доставили, но уже поздно было.

Читай продолжение на следующей странице

В глубинке доживают тихо: пенсионерка осталась один на один с онкологией