В глубинке доживают тихо: пенсионерка осталась один на один с онкологией

Я думал забрать тётю к себе, но живу в однушке с женой — оба пенсионеры, с внуками нянчимся. Иногда приезжаю, помогаю, к докторам ездим. Два месяца назад повез в Онегу. Там и сказали, что рак пищевода. Честно говоря, нас с равнодушием встретили. Я ее сам по этажам на коляске возил. Просил, чтобы в больницу ее взяли, — столько обследований надо было сделать! Не приняли. Пришлось искать, где ночевать. А ноги у нее не ходят — снял домик, чтобы подниматься по этажам не пришлось. Может, лечить ее и поздно, но уход нужен, боли усиливаются — без уколов никак.

Сергей говорит, что в Чекуевской больнице пообещали дать «койку-социалку». Теперь ждут, когда лед замерзнет, чтобы доставить туда бабушку. Я спрашиваю у Анны Ивановны, есть ли у нее или Сергея фотографии, которые я могла бы поставить к тексту.

— Откуда? Кто нас тут будет фотографировать? Кому мы тут нужны? Хотя. Есть портрет — с профсоюзного билета. И еще одна есть, но я вам ее не могу отдать. Берегу. Вдруг в землю захочу — она для этого и отложена. Она тоже маленькая, надо увеличить, а денег все нет.

— На еду вам пенсии хватает?

— Ем я мало из-за болезни. Мне обувка нужна, а купить не на что. Честно говоря, я тут одичала. Большое вам спасибо, что позвонили!

Сразу после телефонного разговора с Анной Ивановной мы обратились в администрацию областной клинической больницы, где нам сказали, что пациентке в ее положении требуется паллиативная помощь, которую должны организовать в больнице города Онеги — то есть в деревню Пянтино не отправят вертолет архангельской санавиации. Максимум, что могут предложить пенсионерке с онкологией — социальную койку в Чекуевской больнице, которая за рекой, и сейчас переправиться туда нереально.

Фото: Александр Морозов

На одной из пресс-конференций губернатор говорил: «Если нужно будет в глубинку отправить вертолет, когда человеку плохо, значит, будем отправлять». Для таких случаев, как у Анны Ивановны, вертолет не окажется волшебным: спасать поздно.

Читай продолжение на следующей странице

В глубинке доживают тихо: пенсионерка осталась один на один с онкологией