— Ох, Люба, Люба

Фото: из открытого доступа в интернет

— Люба, ты куда такая красивая, — спросила соседка прищурив один глаз.

— К Митьке, приезжает он сегодня! — сияя ответила я.

— Не ходи туда милая, приехал он, да не один, с молодой женой…

— Вы что-то путаете Клавдия Михайловна, какая жена, я про жениха своего говорю вам, теть-Катиного сына.

— Ох Люба, Люба, все они такие, мой тоже сбежал, сына одна поднимала, — махнула рукой женщина и пошла в дом, закрыв за собой калитку…

Не поверив соседке я направилась к дому своего жениха, шла, чувствовала как все оглядываются вслед да перешептываются. Сердце екнуло — неужели правда!

А дальше помню как во сне: тропинка, по которой столько раз поднималась к ставшему родным Митиному дому, вот и голос тёти Кати, мужской смех, веранда, на которой мы любили пить чай, а за столом сидит в кругу ставших такими близкими за пять лет людьми — другая.

Бросилась я изо всех сил бежать обратно окольными путями, чтобы никто не видел, не смеялся мне вслед, не перешептывался…

***

С Митей мы дружили со школы, наши семьи хорошо знали друг друга, и проводив любимого в армию, я настроилась на то, что по приезду его домой мы сыграем свадьбу. Мать потихоньку начала готовить приданное, а я писала ежедневно длинные письма и бегала относить их на почту.

Чем ближе к дембелю, тем реже Митька мне писал. А последние месяцы и вовсе была полная тишина.

— Да затерялись наверно, Любаш, — говорила с улыбкой Катерина Егоровна — ну, выше нос, идём чай пить…

***

Тетя Катя прибежала к нам на следующее утро, обняла меня, и заплакала.

— Сирота она, Любушка, да ещё на сносях, не смог он её оставить, и тебе побоялся написать.

Чтобы читать далее перейдите на следующую страницу

— Ох, Люба, Люба